Retrograde optimism

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: совершенствование ума чтением (список заголовков)
19:19 

Сара Уинман. Когда бог был кроликом

ретроградный оптимист
Нет ничего прекраснее английских семейных историй, благо их пруд пруди. Нет ничего прекраснее английских семейных историй, которые кажутся простыми, но на самом деле - глубже чем океан, жаль только, что таких гораздо меньше.
Так что "Когда бог был кроликом" конечно самая обычная история про английскую семью, где мама-домохозяйка, папа-юрист, сын и дочь, их тетя-актриса. Про обыкновенные английские пригороды, школу, работу. Про дружбу, любовь, семейную заботу, про предательство, чувство вины и безразличие. Рассказ ведется от лица девочки с момента ее рождения (привет, Кейт Аткинсон) до момента, когда у нее становится все действительно так как надо, а не потому что так кажется. История пусть и не длиною в целую жизнь, а всего лишь в ее часть, но которая захватывает "What's going on" Марвина Гэя и 11 сентября. Хотя все эти мировые события, среди которых живут персонажи, совсем не главное. Главное - удивительный неповторимый мир ребенка, постоянно разбивающийся вдребезги и склеивающийся заново. И то, как у повзрослевших детей получается (или не очень) жить по-взрослому. Роман делится соответственно на две части - девочка и женщина.
В лучших традициях обожаемых Ирвинга и Аткинсон переворачиваешь страницу за страницей, и то начинаешь хохотать как безумный, потому что "я надела на бога поводок и пошла с ним в магазин" и правда очень забавно звучит, то рыдаешь как младенец, потому что "воспоминания о крошечном отеле на Сен-Андре-дез-Ар, где они до утра пили вино и смотрели, как в окне напротив пара занимается любовью, и это было так красиво, что они все еще говорили об этом сорок лет спустя". Потому что эта книга прекрасный коктейль из трагичности, юмора, боли и счастья, что хочется ее читать бесконечно.
И не обманывайтесь названием, обложкой и тем, что там героиня - девочка. Это очень взрослая книга, где между кормлением кролика и милыми шуточками от старого вздорного гея-оригинала мелькают педофилия, семейное насилие в лучших традициях шведов, рак, тюрьма, терроризм. Но даже когда героиня понимает, что с каждым новым годом "мир остается прежним, только становится немного хуже", она встает и бежит помогать матери взбивать подушки.

@темы: совершенствование ума чтением

09:51 

Итоги года

ретроградный оптимист



1. David Copperfield - Dickens, Charles - каждый новый год хочется Диккенса, как пледик и тазик оливье, когда все герои обязательно получат по заслугам.

2. The Woman Who Went to Bed for a Year - Townsend, Sue

3. A Suspension of Mercy - Highsmith, Patricia - детективный бред про писателя и его жену в ковре.

читать дальше

P.S. Кто бы мог подумать, что я перевалю через отметку сто, при том, что в отличие от предыдущего года, не отказывала себе в других радостях жизни, навроде киношечки, сериальчиков, аниме и т.п. Радует, что наконец-то в мою жизнь вошла профессиональная литература, и что я все еще не отказываю себе в перечитывании любимых вещей. Но надо в новом году не лениться и больше писать отдельных постов-впечатлений по самым-самым книгам.

@темы: совершенствование ума чтением

12:31 

Маркус Зусак. Братья Волф

ретроградный оптимист
Вот так.
Руб - победитель.
Он не хочет им быть.
Он хочет быть бойцом.
Как мы.
Вступать в бой, зная, что может проиграть.


В последнее время читается как-то темами, совершенно случайно, когда одна книга за другой почти об одном и том же. Сначала про сломанные судьбы с немного утопившейся надеждой, теперь вот подростки, ищущие себя и этот мир. Был "Малёк", "Братья Волф", которые трилогия из небольших книжечек, и перечитывается "Над пропастью во ржи". Про "Малька" пост уже не напишу, потому что поезд ушел и пирожки успели остыть, так что будет про "Братьев".
Видела немало отрицательных отзывов на эту книгу, от "я ждал книжного вора, а получил не его" до "какая неожиданность и унылость". Неожиданность действительно была - оказалось, что до того, как написать столь разрекламированного, и мной тоже любимого, но все-таки чуточку банального "Книжного вора", Зусак написал более интересных и живых "Братьев Волф" - "Подпёсок", "Борись, Рубен Волф", "Когда псы плачут".
История нескольких зим и одной австралийской семьи, рассказываемая от лица младшего сына и брата - Камерона Волфа. И нет в ней ничего необычного, да и не надо. Просто семья рабочих, каждый ужин накладывающая в тарелку ненавистные грибы и поливающая их томатным соусом, чтобы те хоть немного, но походили на мясо. Просто миссис и мистер Волф - уборщица и сантехник, и их четверо детей - трое сыновей и между первым и вторым дочь, расстающаяся с бойфрендом, но не с полароидом. Просто Сидней, медленно ползущий от утра до ночи и обратно. И просто жизнь за сетчатой входной дверью и в комнате, которую делят двое братьев, вечно разговаривая в темноте, притаскивая туда всякую хрень, которая потом воняет на весь дом, и храня под ковром деньги, заработанные в подпольных боксерских боях.
Потому что, да, помимо семейной гордости и безмолвной любви, когда тебе дадут подзатыльник за разгильдяйство, но всегда все равно поддержат, отец ли ты, сын ли ты, тут много про братские отношения во всех смыслах, какие вкладываются в эти два слова. И не только, когда ты и в бой, и прошвырнуться по улице, и на собачьи бега вместе, но и когда ты можешь сказать в лицо самому себе, что презирал члена своей стаи и тебе стыдно за это. Ну и как в любой хорошей книге про молодые бурные годы жизни, здесь конечно же про то, когда ты не знаешь кто ты, что ты и кем ты хочешь стать, и хочешь ли вообще. Про первые шаги из своей интровертной раковины на встречу любви и такому огромному, прекрасному и беспощадному миру, когда нужно вступать в бой, зная, что ты можешь проиграть.
А еще, мне показалось, что это очень австралийская книга. Не то чтобы я была знатоком австралийских писателей, но в этот раз при прочтении ощущение прямо-таки преследовало. И очень нравится оригинальная обложка второй части трилогии.

P.S. К это книге моя любимая песня как никогда уместна, как идеальный саундтрек:

@темы: совершенствование ума чтением

21:24 

Музей невинности

ретроградный оптимист
Я в полном смятении. Наверное впервые книга оставила меня в таких чувствах. Не знаю, что думать.
С одной стороны, к концу я даже как-то прослезилась, возможно восхитилась силой любви героя. Но все-таки, как это все глупо. Какой героиня была... Не знаю. Глупо все получилось. И герой все-таки местами вызывал у меня невероятное омерзение своими мыслями и поступками. Как и она. Я не понимаю ни его, ни ее, не понимаю этих отношений. Точнее, это заставляет меня присесть и глубоко задуматься, я даже смогу разложить по полочкам и проанализировать, но я в корне не согласна. Зачем оно все так надо было? Не знаю.
Кто-нибудь читал тоже? Поговорите со мной, пожалуйста, если читали.

P.S. Но перед образом Стамбула, незаметно, но верно выплывающим на тебя из строчек, снимаю шляпу.

@темы: совершенствование ума чтением

10:18 

Эдит Уортон. В доме веселья

ретроградный оптимист
В аннотации обещали американского Льва Толстого в юбке, но я особо не обольщалась, потому что аннотации имеют свойство ошибаться. К счастью, в кои-то веки мне не наврали и роман действительно хорош со всех сторон, даже со стороны перевода на русский. При всей вычурности языка, точнее языка времен, когда люди еще помнили, что такое экипажи, читалось безумно легко, затягивающе и интересно. А последние страницы я честно прорыдала, признавшись себе, что все-таки восхищаюсь главной героиней, как бы она не отталкивала меня на протяжении всего романа.
Лили Барт, будучи уже не юной дебютанткой, вращается в высшем обществе Нью-Йорка начала XX века. Она невероятно красива, элегантна, воспитана, но совсем не богата. И каждый раз всяческие денежные переживания наносят непоправимый ущерб ее нервам, чего она страшно не любит. А так как появление морщин не за горами и юная прелесть не будет обеспечивать и дальше прекрасную жизнь, мисс Барт планирует удачно выйти замуж, не рассчитывая на любовь, но обязательно на статус предполагаемого мужа и его немалый достаток. Она вообще любит просыпаться в роскошных домах с уютными постелями, уезжать на летний сезон из города и возвращаться туда зимой, а нужды людей не ее положения интересуют ее только тогда, когда могут вознести на вершину удовольствия от внезапного приступа собственной этакой благосклонной щедрости. Однако, как всегда в жизни, то тут, то там что-то идет не так, и вот уже Лили жестоко вышвыривают из общества роскошных платьев и сюртуков, и ей приходится делать выбор между неприятием человеческого предательства себя и дорогого человека, совестью и желанием забыть про то, что завтра будет не на что жить.
Как человек, которому не чужда мораль, я не любила Лили Барт за ее, как мне казалось, мелочность, презрительное отношение к людям, стоящим ниже по положению, и не способность переступить через себя. Как человек, который знает, что такое настоящее отсутствие денег, я восхитилась Лили Барт, потому что абсолютно не уверена, что бы выбрала в ее ситуации. Она же, пусть инстинктивно, но не позволила себе пойти по самому простому пути, который ей предложили. Как человек, который любит хорошие книги, я абсолютно покорена тем, что в романе нет исключительно хороших или плохих персонажей, здесь есть люди, их мотивация и их поступки. Мир высшего света, который захватывает блистательностью с экранов наших телевизоров, на деле оказывается лицемерным и беспощадным, частенько выращивая такие цветы, как мисс Барт, но не давая шансов выжить, если ты выпадываешь из этой роскошной колеи. И особенным бальзамом на мое книжное сердце пролилось то, как автор сумела незаметно (не отводя на пустопорожнее описание по куче страниц), но очень ловко раскрыть второстепенных персонажей.
Поэтому я уже отметила на почитать еще и "Эпоху невинности" Уортон, чего и вам советую!

@темы: совершенствование ума чтением

11:50 

Робин Слоун. Круглосуточный книжный мистера Пенумбры

ретроградный оптимист
Я думала, что меня ждет просто небольшая книженция про книги и книжный магазин (для меня всегда заветная морковка), а оказалось, что это такой милый, задорный и необременительный коктейль из книжных задротов, признающих только бумажные книги, и цифрового поколения, считающего, что гугл - Бог.
Главный герой - молодой человек Клэй, специализирующийся по дизайну и одновременно умеющий немножко программировать, устраивается на работу в ночную смену в книжный, чтобы хватало на оплату интернета, пиццы и аренды. То есть - это человек, который осознает могучую силу современной жизни на просторах интернета, но при этом, как дизайнер, знает цену шрифтам, которые не зря продаются по баснословной цене. На новой работе все немного странное, что непонятно, то ли продают наркотики, то ли какая-то секта. Поэтому к концу книжки Клэю приходится с друзьями (девчонкой из гугла, соседом по квартире-специалистом по декорациям в кино, лучшим другом-бизнесменом, специализирующимся по 3D-шным сиськам, коллегой по магазину-будущим доктором археологии и начальником-очень милым старичком) посещать старинные библиотеки, музейные хранилища, центральный офис гугла и, конечно же, корпеть над старинными шифрами и шрифтами, чтобы успешно разгадать загадку в пятьсот лет.
На самом деле, не надо воспринимать эту книжку всерьез. Да, она немножко реклама гуглу (но ведь не зря выражением "погугли" пользуется даже моя мама, и вообще я люблю гугл), да, она не даст вам идеальный рецепт жизни, зато точно обеспечит парой волшебных вечеров в стиле Хогвартс. Эта книжка идельна, когда ты уже закончил университет и вкушаешь скучные реалии, но все еще не прочь очень хипстерски поносить свитер с оленями, потусоваться в пыльном олдскульном книжном, поболтать о "Звездных войнах" и поучаствовать в приключении, которое обязательно закончится хэппи эндом для всех его героев.
Так что, если вы, конечно, ненавидите гугл, "Звездные войны" и книжки про драконов, то ни за что и никогда не читайте "Круглосуточный книжный мистера Пенумбры". Но если вы не против поиграть в детство, будучи взрослым, то вам должно понравиться.

@темы: совершенствование ума чтением

14:27 

Сью Таунсенд. Женщина, которая легла в кровать на год

ретроградный оптимист
- Мы словно два водяных буйвола в одной упряжке, которые без конца крутят чертово колесо. Сколько виагры ты принял?
- Две таблетки, - признался Брайан.
- Одной было бы достаточно, - буркнула Титания. - Я бы уже успела закончить с глажкой.


Таунсенд - это как если бы Джулия Стюарт, которая "Тауэр, зоопарк и черепаха" и "Тайна голубиного пирога", была чуть более остросоциальнее и непреклоннее к грехам рода людского, но все с той же английской любовью и юмором к человеческой нелепости и доброте.
Однажды сентябрьским утром Ева Бобер, проводив своих детей в универ и мужа на работу, решила, что с нее хватит, у нее нет больше сил, она хочет только лечь в кровать и пролежать год, а там хоть трава не расти. (Как часто мы хотим того же, признавайтесь?) Тут-то и вылазит, что муж сам ничего не может толком (даже организовать нормальное Рождество), дети редкие социопаты, подружка их еще хлеще социопатка, у мужа любовница вот уже лет восемь, свекровь всегда говорила, что ничего хорошего из их союза не выйдет, а мать отговаривала будущего зятя от брака буквально перед алтарем. Но Таунсенд все-таки больше любит людей, чем нет, поэтому на фоне прогнивших родственников Евы в сюжет входят милые, очаровательные, местами неловкие и смешные герои, которые может и не отличаются силой ума (в отличие от ее мужа или детей, сплошь астронавтов, математиков, профессоров и юных гениев), но и не думают, что лечь в кровать на год - это сумасшествие, и верят, что доброта в людях еще есть. Тут и мойщик окон, и неудавшийся финансист, но потихоньку удающийся художник с дредами ниже талии, ветеран войны с обезображенным лицом, любовница мужа, и даже мать, которая может ворчит и стонет, но все-таки любит свое дитя и выхаживает ее до конца (и зрила у алтаря в корень насчет брака, что уж там говорить). Позволив себе все резко отбросить и предоставить отдых душе и телу, при том, что Еве аж пятьдесят, в то время как многие и в тридцать не могут выйти из наезженной, медленно убивающей, но такой привычной колеи, она снова переживает некоторые моменты своей жизни, составляет списки удач и неудач, находит настоящую любовь и дружбу, и незаметно для себя... начинает тонуть в одиночестве.
Потому что этот роман не только про то, что нельзя идти на гильотину жизни, если ты понял перед самым венчанием, что у вас кончились счастливые моменты (подставьте гильотину и причины какие угодно, их полно у каждого из нас), чтобы потом мучиться всю жизнь, надрывая себя. Необходимо иметь смелость и силы, даже когда тебе глубоко за сорок, сказать выматывающей жизни "нет". Человек не железный и иногда кровать на год просто необходима нам, чтобы подумать и поплакать или научиться это делать. Но и про то, что "жизнь слишком сложна, чтобы проживать ее в одиночестве". Так что нужно очень вовремя встать с кровати, не боясь нового незнакомого мира, который угрожает любовью и другими радостями человеческой души. И пусть они может быть тоже причинят боль, но в конце концов ты же смог лечь на год, значит хватит сил и на это. А еще эта книга про то, что самое обыкновенное участие к другому человеку - это важно. Даже простой совет пойти помыться и поспать матери, которая решила не мыться и не спать, пока не вернется потерявшийся ребенок. И уж тем более помочь человеку вылезти из одиночества, куда он загнал себя в бегстве от лицемерной и беспощадной жизни. Ведь "когда Александр принес ожившую Еву в гостиную и усадил на диван перед камином, она сказала:
- Ведь это же доброта, правда? Просто доброта."

К слову, местами это очень печальная книга (одиночество никогда не бывает веселым), но местами она очень веселая. Иначе это была бы уже не Таунсенд, с ее типично английскими шуточками.

@темы: совершенствование ума чтением

11:03 

Мои итоги года

ретроградный оптимист


1. The Goldfinch - Tartt, Donna - доступная Тартт, но все же она, с ее фирменным прекрасным слогом и историей. И русский перевод Анастасии Завозовой очень хорош. Я просто безмерно люблю Тартт и могу петь ей оды вечно.

2. Bleak House - Dickens, Charles - поучительная история про то, что человек предполагает, а Бог (или судьба, кому как) располагает.

3. Blueeyedboy - Harris, Joanne - нудная история про чувака, у которого все было не в порядке и в голове, и в жизни. Харрис все же лучше удаются менее мрачные истории, а то получается на выходе недотриллер.

4. Winter Solstice - Pilcher, Rosamunde - милая Пилчер с ее типичной историей разных людей, объединенных жизненными обстоятельствами, для уютного вечера в кресле под пледиком.

5. Five Quarters of the Orange - Harris, Joanne - вот как раз пример истории, которая Харрис удалась. Про Францию, семью, тайны и немного кулинарию.

читать дальше

@темы: совершенствование ума чтением

09:40 

Энн Тайлер. Обед в ресторане "Тоска по дому"

ретроградный оптимист
Часто, словно ребенок, глядящий через забор на чужое веселье, она с завистью смотрит на другие семьи и спрашивает себя, а в чем же их секрет. Они кажутся такими дружными, такими спаянными. Может, это потому, что они набожны? Более требовательны или, наоборот, более терпимы? А может, потому, что они занимаются спортом? Вместе читают книги? Имеют общие увлечения? Недавно она случайно подслушала, как соседка рассказывала о своих планах на праздник Дня независимости: они всей семьей устроят пикник. Каждый член семьи — ребенок или взрослый — приготовит свое любимое блюдо. Те, кто еще мал, чтобы стряпать, будут отвечать за бумажные тарелки. Перл охватила такая тоска, что у нее задрожали колени.

Первая в моем опыте книга Тайлер зашла мне так же хорошо, как любимый Джон Ирвинг. Потому что она тоже про семью длиною в целую жизнь, рассказываемая неспешно и с удовольствием, каким бы противоречивым не был герой. А противоречивы там все.
Когда-то очаровательная, но вот-вот окажущаяся в старых девах, Перл вышла за Бэка Тулла, который был младше лет на семь, но умел сделать ее счастливой своим прикосновением и улыбкой. Недостатком пожалуй было то, что Бэк, как коммивояжер, постоянно переезжал с места на место и никак не мог сойти с проторенной дорожки куда-нибудь повыше, но Перл это мало волновало, с ее-то сильным характером и желанием вырваться уже из бесконечного ада вздохов родственничков, что она никогда не выйдет замуж. И этой же силы характера и воли хватило, чтобы делать лицо и жить дальше, когда непутевый муж очень внезапно бросил ее с тремя детьми на руках - Коди, Эзрой и Дженни. Перл делает все, чтобы ее дети выглядели постиранными, поглаженными, накормленными. Перл заботится, чтобы в доме было не пылинки. Она воспитывает своих детей так, чтобы они стали достойными людьми. Каким может быть достойным человек на ее вкус. Ее воля и желания так велики, что простираются на детей и их будущее. Она знает как правильно и как должно быть. Она считает себя столпом их жизни и не переносит, когда этот столп пошатывают. И она постоянно как вулкан, который взрывается со всей мощью, отпуская затрещины со всей силой, от бессилия, злости и обиды. Но она любит их и частенько говорит, что им нужна запасная мать, т.к. она не вечна. Дети тоже как на подбор. Коди - старший, немного хулиганистый в детстве, но целеустремленный, успешно сделавший карьеру, и постоянно завидующий брату, которому дается все легко, от любви матери до девушек. Казалось бы сильный мужчина, но слабый и жалкий в своей зависти, в мелких проделках и подставах, которые он, даже будучи взрослым, устраивал Эзре. Эзра - милый и добрый. Никогда не поднимет ни на кого руку, никогда не донесет на брата, немного блаженный даже, любящий свой ресторан, вечно стремящийся всех накормить, но мягкотелый, так и оставшийся неспособным оторваться от материнского крыла. Дженни - упорно выучившаяся на врача, ставшая таки педиатром, но как будто вечная разведенка, с невезением в браках, хотя в конце все-таки нашедшая себя с мужчиной и семью детьми. И даже скользкий, неприятный Бэк на последних страницах кажется уже не таким проходимцем, потому что когда он говорит, что Перл просто довела его, то ты понимаешь что эта властная женщина способна и не на такое.
Эта книга заставила меня рыдать, потому что она во многом про нашу семью, где все, как и эти герои, тоскуют по дому. По настоящему дому, с дружными обедами, празднествами, пикниками и собраниями. Потому что эта тоска непрестанна, как бы Эзра не пытался всех собрать в своем ресторанчике за обедом, во время которого постоянно кто-нибудь ссорится и в итоге уходит еще до десерта. Потому что этой тоской заражена Дженни, вырвавшаяся от матери, сделавшая свою жизнь, но так и не почувствовавшая материнскую любовь к дочери, как к своей единственной девочке. Потому что эта тоска есть даже у непроницаемого, циничного Коди, который казалось бы ценит только деньги и время. Потому что эта тоска непрестанно обитает в Перл, которая так долго выживала в этом жестоком мире одна, что в конце пыталась найти отголосок жизни, не наполненной страхами и тяжелыми мыслями, хотя бы в старых воспоминаниях, сохранившихся в детских дневниках.
Но Тайлер не лишает читателя надежды и на последних страницах есть все-таки шанс досидеть всей большой семье до десерта, что не может не обнадеживать лично меня.

@темы: совершенствование ума чтением

08:15 

Дэйв Эггерс. Сфера

ретроградный оптимист
Эту книгу я увидела на буктьюбе, привлеченная тем, что там все как про гугл. Про идеальное место работы, о котором мечтают все. Дочитав я также поняла, что девочка, у которой я увидела эту книжку, не воздала ей должное, но тут скорее дело вкуса. Это может и не пример идеального языка или шикарно прописанных героев, но закрыв последнюю страницу, я не могла уснуть аж полчаса, переваривая то, что мне подсунул автор под незамысловатым сюжетом.
Сюжет про то, как милая молоденькая девочка Мэй, совсем недавно закончившая колледж, с помощью лучшей подруги устраивается в компанию информационных технологий "Сфера", которая аля известные Гугл или тот же Эппл. Она попадает на работу мечты, где в мини-городке компании есть все что твой душе угодно и даже больше - больницы, кафешки, кинотеатры, общежитие, и все это напичкано современнейшими технологиями, едой и тряпками, которые еще даже не вышли на рынок, крутыми артистами, сенаторами и молодыми гениями. Идеальное рабочее место, идеальные начальники, которые за каждый промах ведут задушевные разговоры, искренне озабоченные все ли у тебя хорошо, идеальная медицинская страховка, покрывающая даже расходы на рассеянный склероз отца и т.д. На этом фоне ведется рассказ о ее житье-бытье за новым рабочим столом и деятельности компании, которая все больше и больше людей втягивает в сетевую жизнь. Не новая идея про то, как тебя тихонечко, исподволь заставляют регистрироваться и иметь аккаунт, на котором завязана вся твоя жизнь, ставить видеонаблюдение за каждым твоим моментом жизни и чипы в кость с рождения, под красивой этикеткой всеобщей безопасности и стремления не беспокоится о своих детях и семье, подкрадывается страница за страницей незаметно, но уверенно, и обрушивается в конце лавиной покореженных жизней в этом "прекрасном" мире тотального контроля. И самое печальное и бьющее в яблочко даже не вся эта идея про контроль и полное отсутствие частной жизни, а то как незаметно для самих себя люди подменяют настоящие отношения друг с другом или спокойные моменты жизни и личные воспоминания на искусственную любовь, которая облачается в лайки, количество просмотров, количество подписчиков. Исчезновение или неактивность в сетевой жизни равняется выпадению из жизни совсем, ты кажешься всем ассоциальным типом, ты боишься и вот уже сутки напролет занимаешься тем, что снимаешь видео, фотографируешь, постишь, лайкаешь и комментируешь. В конце концов, как эта самая обыкновенная девочка Мэй, теряешь ориентиры и предаешь собственное будущее. Я не зря повторяю про обыкновенность Мэй, потому что она довольна типична, ничего в ней нет такого примечательного или совсем уж привлекательного. Она дружит, завидует, веселится, злится, трахается с не очень приятным типом, но зато он всегда под рукой, она волнуется за потерю идеального рабочего места, занимается каякингом... И легко поддается промыванию мозгов.
Да, может книга банальна и без экшна, который поразит и потрясет, но в этом ее и прелесть. Это предупреждение про тот самый каждый день нашей жизни, который в конце, если мы не будем осторожны и предупредительны, может обернуться кошмаром наяву.

@темы: совершенствование ума чтением

14:19 

Питер Мейл. Год в Провансе

ретроградный оптимист
Полнокровный и темпераментный Прованс может стать настоящим шоком для анемичного северянина. Здесь ничего не делается наполовину.

C тех пор как лучшая подруга окончательно обосновалась во Франции, я уже не так не люблю эту страну. А так как побывать там рано или поздно придется, хотя бы ради подруги, то выбрала для себя две области, которые наиболее привлекают меня едой - Нормандию и Прованс. Все думала, что бы почитать на эту тему, и тут весьма удачно Питер Мейл пишет и пишет непритязательные, но очаровательные книжечки про Прованс, которые больше не про драму, а про услаждение едой и нравами провансальцев.
"Год в Провансе" про то, как Мейл с женой решаются бросить привычную жизнь в прекрасной стране английской королевы и переехать на пмж в солнечный, плодородный Прованс. Они поселяются в небольшой домике, построенном из местного камня, продолжают традицию сдавать в аренду соседям земли под виноградник и месяц за месяцем познают прелести жизни среди французов. А прелестей этих столько, что хватит не на одну книжечку. Данная же книга разбита на 12 глав - 12 месяцев. И каждый месяц это что-то совершенно особенное, забавное, трогательное, местами смешное до колик и по-французски очаровательное. Неудивительно, что к концу книги ты готов бросить все и пешком пойти на пмж в Прованс, хотя до этого много лет кричал о том, как ты не любишь французов и Францию. Я бы вообще советовала всем, кто так говорит и думает, читать Мейла. Он перевернет вашу нелюбовь к этой стране с ног на голову, как случилось со мной, и может вы не побежите учить французский (а может и да), но отныне Франция станет весьма привлекательной и желанной.
Книги Мейла не рвутся в ряды произведений великих писателей с претензией на что-то большее, чем развлечь читателя, но зато они отличная компания для холодного вечера под вкусный ужин и бокал хорошего вина. Они неприхотливо, простеньким языком, но от всей души поведают вам о фермерах, булочниках, водопроводчиках, местных сплетницах и сплетниках, рынках, ресторанчиках и посиделках настоящих провансальцев. И самое главное правило - не читать книги Мейла на голодный желудок!

@темы: совершенствование ума чтением

10:01 

Бла бла бла

ретроградный оптимист
Дочитала вчера "Многочисленные Катерины" Грина и поняла, что как-то особенно прикипела к этому автору. Понятно, что это не что-то сверх возвышенное, чем можно пойти и похвалиться для рекламы своей интеллектуальности, но тем не менее, что ни книга, то для меня огонь. И дело даже не в главных героях или в их подростковых поисках правильных отношений с девушками, а в их совершенно восхитительных друзьях и этих шикарных эпизодах с ними. Я к тому, что Гассан в "Катеринах" охурмительно неподражаем и его диалоги с Колином (главным героем) меня бесконечно радовали и очень-очень веселили (на всю маршрутку, сдержаться невозможно). Для меня Грин чудесен именно этим. Потому что оно правда прекрасно. Так что, как бы я не тупила с математикой, отчего мозг на протяжении чтения "Катерин" пух, как ужаленный шершнем, но свои 9 из 10 баллов на гудридсе книга заработала. :3

Пожаловалась подруге про наши -20 в ноябре (радуйтесь москивичи, в самом деле, дождик это хорошо), а она пишет, что у них там (в Парижах) +20. Вот так всегда. Где-то люди в прекрасном осеннем ноябре в пальто, а ты в глубокой уральской жопе глубоком уральском минусе, как "мрачная жирная гусеничка". Такие дела.

А еще надо написать себе на будущее записку, большую-пребольшую, прям табличку, чтобы черным по белому и с восклицательными знаками, и возить ее с собой везде и всегда, чтобы отпечаталась в мозгу, что, если когда выйду замуж и рожу, не говорить с подругами о своих детях, не вставлять их наличие в каждое предложение, если не по теме. К упоминанию мужа в каждом предложении не по теме это тоже относится.

@темы: суета сует, совершенствование ума чтением

08:50 

Гиллиан Флинн. Острые предметы, Темные тайны, Исчезнувшая

ретроградный оптимист
Наконец-то дочитала нашумевшую Гиллиан Флинн и, честно говоря, немного разочарована. Начала я читать с "Исчезнувшей" и быстро ее дропнула, потому что сил не было терпеть эту тягомотину. Вместо этого решила, что лучше посмотрю фильм. Посмотрела экранизацию, очень удачно впала в грусть-тоску-печаль (нет, не от фильма) и тут решила дочитать "Исчезнувшую". Вот под депрессняк и осень это еще можно одолеть, но все равно нудно. Со второй половины книги идет бодрее, однако, афтар!, я готова терпеть главу ради раскачки, но не половину же всего текста. Посему по этой книге могу лишь сказать, что лучше посмотреть фильм, тем более что экранизировано действительно хорошо, атмосфера точь-в-точь, как в литературном источнике, а из Розамунды Пайк получилась хорошая Эми и очень красивая. *просто любит Розамунду Пайк* Хотелось бы посоветовать "Исчезнувшую" всем замужним парам, но нет, ибо и Эми, и Ник то еще дерьмецо, которое скорее исключение, чем правило, по крайней мере Эми точно. Сюжет не буду пересказывать, его наверняка знают все, фильм вышел давно.
"Тёмные тайны" привлекли меня главной героиней (и, при всем моем уважении к Шарлиз Терон, она ужасно не подходит на эту роль). Низкорослая (всего лишь 147 см), рыжая воришка со сломанной психикой в бесконечной депрессии, с отрезанными пальцами на руках и ногах, что-то в ней есть, что зацепило меня. Что касается сюжета, то он медленно и опять же очень нудно вертится вокруг жестокого убийства семьи старшим сыном, во время которого выживает только самая младшая девочка Либби. А еще там много про подростков-сатанистов 80-х годов. И очень-очень скучно.
В итоге, прочитав два скучных романа Флинн (ну как не прочитать, когда все вокруг только о них и говорят, а на моем любимом ютьюб-блоге про книжки девушка много хвалит и рекламирует), я добралась до дебютного "Острые предметы" окончательно ничего не ожидая от автора, но тут-то меня и поджидал сюрприз! Книга отличная в общем-то. Я поставила 4 из 5 баллов на гудридсе только потому что "Темные тайны" совсем добили темой обкурившихся детей и второй заход на нее пошел у меня не так задорно, но к счастью в "Острых предметах" таких эпизодов немного (да вообще чуть ли не один), а остального - хорошего и стоящего, прилично и читать было действительно интересно. По истории - журналистка из Чикаго возвращается в родной город писать о двух пропавших девочках, одну из которых год назад нашли мертвой. По пути к финалу она снова встречается со своей семьей в лицах отчима, матери и 13-летней сестры, заводит парочку постельных отношений и погружается в пучину собственной тьмы, чтобы прийти к почти счастливому концу. Ну а кто в итоге оказался убийцей не то чтобы шокировало, но взбудоражило весьма, так что получила я удовольствие, спасибо наконец-то Флинн. При этом парадокс - "Острые предметы" по объему меньше, чем остальные два романа. Хе-хе.
Возможно я когда-то просто перечитала триллеров и сейчас это уже не мое (в чем я сильно сомневаюсь), возможно нео-триллеры, или как их там называют, мне не подходят, а возможно Флинн действительно не такой уж гений триллера, но раз хотя бы одну стоящую книгу выдала, то я буду ждать от нее еще. А вдруг.

@темы: совершенствование ума чтением

09:01 

Джонатан Троппер. Книга Джо

ретроградный оптимист
Невольно приходится усомниться в самобытности своей жизни, если она идеально укладывается в строки рок-песни. (с)

Я не фанат таких по-настоящему мужских книг, написанных мужчиной про мужчину, жизнь и любовь с очень мужской точки зрения, но Джонатан Троппер как хороший мужской парфюм - не для женщин, но как же нравится и хочется себе. Я рада, что начала читать его с "Все к лучшему", а не с "Дальше живите сами", потому что вторая хоть и самая распиаренная и даже с экранизацией, но точно знаю, что после нее я бы не кинулась сразу дальше читать этого автора. И если прибавить сюда "Как общаться с вдовцом" и "Книгу Джо", то именно "Книга Джо" вбила последний тропперовский гвоздь в мое литературное сердце. Что еще меня поражает в Троппере - еще немножко и он мог бы считаться вполне себе беллетристикой для бессмысленного чтива в метро, но Джонатан совершает какие-то магические действия и вот уже его книги написаны очень живым, потрясающим просто языком про бытовуху какая она есть, превращая ее в настоящую трагикомедию. Немного сказки, немного грязи, немного любви и секса, немного еврейской семьи - и вуаля, вот о чем по сути все книги Троппера, но до чего же нравится.
"Книга Джо" про то как однажды молодой писатель Джо Гоффман, сбежав из собственного городка и немного от себя, написал книжку про свой родной город и его жителей, приукрасив всех так, что потому ему за это влетает испорченным мерседесом, книжками в окна и побитым лицом. Потому что после издания своего шидевара в городок-то приходится вернуться из-за смертельно больного отца. И вот тут книга как раз про то как герой возвращается к самому себе и к тому, где он конкретно напортачил еще будучи подростком, получив шанс все исправить, хотя и страшно, вдруг не получится. Но на этот случай у Джо имеется лучший друг Уэйн, гей и со спидом, который успевает надоумить непутевого друга, что "...не забывай о том, что случилось с койотом, после того как он решил не бежать над пропастью. - А что с ним случилось? - На него упал гребаный рояль." Так что Джо приходится сознаться самому себе в том, что он козел и что-то с этим делать, иначе на него упал бы второй "гребаный рояль" в жизни, чего он себе позволить уже не мог. И несмотря на то, что многие считают финал очень сиропным, мне опять же нравится. Есть в нем что-то немного сюрреалистичное, но при этом счастливое, прям под Спрингстина, творчеством которого пронизана вся книга.
Какое счастье, что Троппер плодовит, поэтому меня еще ждет "Самое время для новой жизни" и "На прощанье я скажу". И очень хочется себе его на полку в бумажном варианте, всего.

@темы: совершенствование ума чтением

18:22 

Джо Хилл. Рога

ретроградный оптимист
- Ты куда-то дел свои волосы. - И как-то небрежно, почти между прочим добавил: - И отрастил рога. Господи, да кто же ты такой?
- А на кого я похож? - спросил Иг. - Дьявол в голубенькой юбочке.


У меня за плечами уже были хилловские "Призраки XX века", а также скаченные "Коробка в форме сердца", "Страна Рождества" и "Рога". А тут как раз Элли смотрит экранизацию последних с Рэдклиффом. И решила я продолжить Хилла как раз этим романом. Если уж не посмотреть, так хоть почитать. После реалистичного, с толикой мужской мылодрамы Троппера и очень женской "До встречи с тобой" Мойес хотелось какого-нибудь сюрра, чтобы ржать и плакать, плакать и ржать.
История повествует о Игнациусе Перрише, который накануне с пьяну и горечи поссал на место убийства любимой и единственной девушки, проснулся на следующий день с жутким похмельем и болью в висках и обнаружил рога, растущие из этих самых висков. Чуть погодя он понимает, что все, с кем он встречается, выкладывают ему свои самые сокровенные мысли и желания, в чем не признались бы себе даже во сне глубокой ночью. И все было бы не так страшно, если бы не каждый второй житель считал его насильником и убийцей милой и очаровательной когда-то Меррин Уильямс. Все действие книги на самом деле укладывается в несколько суток, даже чуть ли не в пару. Но за это небольшое время Иг открывает грязные и не очень секреты маленького захудалого американского городка, находит убийцу своей единственной любви, разбирается со своими обидами и отношениями с семьей, выпускает злость и находит силы для справедливого, как по-моему, суда, дарит новую жизнь людям, которые в общем-то этого заслуживают, и приходит в полную гармонию с самим собой - дьяволом, но человеком, которым он мог бы быть без нее и которым он стал благодаря ей.
Джо Хилл лихо и уверенно оперирует богословием, восточными интерпретациями Сатаны и человеческой сутью. От мысли, что "Ты думаешь, что кого - нибудь знаешь. Но по большей части ты знаешь то, что тебе хочется знать" до того, что "Все замыслы дьявола ничто по сравнению с тем, что могут придумать люди". Можно отрастить рога, запутаться в самом себе, быть ненавидимым и презираемым всеми вокруг, носить обиду и злость как флаг всей жизни, но не факт что это все сделает тебя настоящим злом. Зло, которое действительно пугает до чертиков, может быть там, где ты его совсем не ждешь, возникшее то ли генетически, то ли от того, что мальчик свалился когда-то с забора на вилы, лежащие остриями вверх. Впрочем, и это не важно, а важен твой выбор. В конце концов, даже рога не дали Игу скатиться в ужас и проклятье, в отличие от... не буду спойлерить. Ну и помимо высоких и важных истин про добро и зло, Хилл прописывает в "Рогах" еще пару хороших тем. Первая - мужское восприятие женщины через свой эгоизм и желание, когда на него не действует даже прямой отказ. Если задуматься, подобное очень напрягает. Вторая тема - музыка. "Ига поразила сама уже мысль, что кто-то может не интересоваться музыкой. Это было вроде как не интересоваться счастьем" и этим все сказано.
В общем, я всячески рекомендую книжку. Это треш и угар, это пугающе и смешно до колик, это поучительно и трогательно, это Джо Хилл.

@темы: совершенствование ума чтением

08:43 

Халльгримур Хельгасон. Женщина при 1000 °C

ретроградный оптимист
"Но прошу тебя, Лова, не забывай жить. Жить самому гораздо интереснее, чем смотреть на это со стороны."

Чаще всего скандинавы жуют-жуют мой мозг, но потом выпадает подобная книга, и вот именно ради такого я все еще не поставила крест на литературе этого конца света. Хельгасон меня отдельно радует, и я жду, что его будут переводить еще. Ибо чем дальше он пишет, тем больше мне заходит.
В этот раз Хельгасон рассказывает историю 80-летней исландской старушки, которая, будучи внучкой первого президента Исландии, живет в гараже вместе с ноутбуком, с ручной гранатой времен Второй мировой, с 18-летним раком в груди, с приходящей невинной и очень доброй сиделкой Ловушкой-Соловушкой, с огромной жизнью, величиной прямо-таки с историю всего 20 века и с весь земной шар, с совершенно прекрасным чувством юмора, которое может быть только у тех, кто познал жизнь, сумев дойти до ее конца через Вторую мировую, битлов, мужчин всех видов и странную семью, которая, в лучших традициях скандинавов, тоже со своими проблемами, сказывающихся на детях с малого возраста.
Несмотря на то, что герои взяты с реально существовавших президента и его семьи, автор и переводчики заранее предупреждают, что все это вымысел. Люди существовали, да, но не такие. И Хербьёрг Марья - исключительно плод фантазии талантливого писателя, талантливого потому что веришь в правду его истории от начала до конца, какой бы фантастичной она не казалась. Так что Herr Marie лежит на больничной койке в месте, где полагается стоять машинам, греясь от клавиатуры с исландскими буквами, подчиняя своему обаянию кучу мужчин со всех концов света через фейсбук, взломав почты своих невесток, и вспоминает свою жизнь. Она уже заказала себе кремацию (хочешь, чтобы все было сделано идеально, сделай сам), так что может позволить воспоминаниям в хаотическом порядке проноситься перед глазами. И вот перед нами мелькнет то Аргентина середины 20 века с самым большим горем на пыльной дороге, то Париж, который "был так красив, что каждому бомжу казалось, будто он живет в Версале", то разрушенный Гамбург, где победившие солдаты ходят на несколько этажей выше за слезами по неведомой Дашеньке между сломленных белесых 15-летних ножек, то польский лес, в котором недопустимо быть с выцарапанной свастикой на предплечье, но в котором может и поджидать первая и последняя любовь к самому красивому человеку на свете, то фризские острова с красной помадой на губах и единственным английским причиндалом на всех женщин белого песчаного рифа. То тут, то там Дания и Исландия, одна с обиженным королем, другая с только что обретенной независимостью, и острова Брейдафьорда с крачками, тюленями, лачугами, холодом и мудрейшими женщинами, уходившими одна за другой. И прямо по кривым дорожкам этого мира к своему 80-летию шествует Хербьёрг Марья Бьёрнссон, неся в багаже отца-нациста, мать-умную женщину, собственные нетерпеливость, женственность и исландское замалчивание, за которые ей пришлось сполна заплатить, но она ни о чем не жалеет.
История у Хельгасона получилась невероятная, потому что ее можно рассматривать близко-близко и тогда видно множество значимых деталей, а можно рассматривать как огромное человеческое полотно, впечатленный его масштабностью. И можно понять сколько же воспоминаний и опыта у людей, живших совсем в другое время, чем наше, как мало их уже осталось и как надо их ценить.

@темы: совершенствование ума чтением

15:39 

Рут Озеки. Моя рыба будет жить

ретроградный оптимист
В последнее время меня преследуют книги (и даже немного фильмы) о времени, испытывая мое гуманитарное представление о мире, как не о квантовой физике, а скорее как о творчестве людей. Книги и фильмы не совсем о путешествиях во времени, но где обязательно происходит какой-нибудь таинственный, понимаемый только физиками, наверно, временной фокус. Стивеном Хокингом я себя еще не почувствовала, но если так продолжится и дальше, то буду уже где-то около того.
Даже в книге автора, которого все обозвали смесью Сэлинджера и Мураками, есть про квантовую физику и временные представления, но на самом деле не так уж чтобы много. К слову ни Сэлинджера, ни Мураками я не обожаю, мне просто понравилась обложка, в русском издании она - вот такая. На самом деле книжка гораздо более японская, чем американская, с легким канадским налетом. И в этом ее прелесть. Если бы она была исключительно японской, мне было бы уже не то. А так, здесь есть история японской девочки, которая грезит самоубийством, с чьей помощью американская писательница, живущая в канадской глуши, смогла преодолеть писательский ступор. Я скажу лишь про девочку Нао, ибо история героини по имени Рут, живущей с чудными мужем и котом, по-моему служит лишь крепкой и достойной оправой истории японского подростка. Вот где настоящая драма. Хотя и очень японская. Начавшаяся в Америке и закончившаяся в неизвестности, да и совсем не драмой (или все-таки ею? у книги нет четкого финала на блюдечке с голубой каёмкой). В общем-то тут полно вещей, которые обычно не мои - не законченный финал в стиле "может быть да, может быть нет", тема суицида - настоящая слабость, это когда ты хочешь умереть, тема японских школьных издевательств - после прочитанного я поняла, что пока точно не готова смотреть что-то про японских школьников и вообще про японские будни. Но есть и то, благодаря чему я когда-то с таким удовольствием торчала на лекциях по истории буддизма. (Да и не мои темы читались с гораздо большим удовольствием, чем обычно.) Есть совершенно удивительная, сильная и одновременно очень трогательная, прекрасная 104-летняя старушка Дзико, бывшая анархистка с кучей любовников и любовниц, пережившая настоящую трагедию второй мировой войны, ушедшая в монастырь и постигшая покой бытия, открывшая своей внучке истинную супапаву и показавшая ей и ее отцу, которые хотели погубить китов внутри себя, что главное - это жизнь, главное - когда твоя рыба живет.

@темы: совершенствование ума чтением

11:15 

Дэвис Робертсон. Корнишская трилогия

ретроградный оптимист
Дэвис Робертсон стал моим открытием 2015 года. Моим новым столпом литературы. Мое сердце отдано ему полностью и безвозвратно. Даже не знаю, что мне понравилось больше - Дептфордская трилогия или Корнишская. Но раз уж я про Дептфордскую не написала, то напишу про Корнишскую.
Трилогия последовательно состоит из "Мятежных ангелов", "Что в костях заложено" и "Лиры Орфея". И если говорить о содержании, то тут сразу проявляется излюбленный принцип Робертсона. Он не пишет один сюжет на три книги, а пишет три разных истории, так или иначе связанных одними и теми же персонажами. Если первая книга рассказывает нам о том, как трое университетских преподавателей, молодая девушка, тоже подвизающаяся на поприще изыскания научной степени, племянник умершего и бывший монах-наркоман, разгребают коллекцию искусства по завещанию Фрэнсиса Корниша, то вторая полностью посвящена самому Фрэнсису. Причем очень увлекательную жизнь покойного нам рассказывают его ангел-хранитель и даймон (гений). Третья же книга обходится уже без монаха-наркомана и одного преподавателя, зато там появляются очаровательные постановщик оперы, современные композиторы, тот самый английский Артур и его миф. В третьей части все персонажи работают над постановкой оперы, которую не успел когда-то дописать Гофман, под пристальным взором самого Гофмана из Чистилища. Робертсон создает удивительную мощную литературную вещь - с одной стороны есть три совершенно самостоятельных части, так что если вы возьметесь за какую-то одну, не будет ощущаться будто вы читаете что-то неудачно вырванное из контекста, а с другой стороны, только все вместе части создают тонкую канву истории разных людей, объединенных нитями судьбы (Бога или как вам удобнее называть неведомое) и прошлого человечества.
И опять же, не знаю какая часть трилогии мне понравилась больше всего. Первая часть прекрасна Парлабейном, который безумен в своей философской гениальности, сбежав из монастыря, слишком самоуверен и несет нечто разрушительное в жизни персонажей, особенно в жизнь красивой Марии Магдалины Феотоки - полупольки, полуцыганки венского происхождения. С другой стороны, именно Парлабейн завораживает своей энергией, способностью растормошить, выйти за рамки привычного стремления укорениться в современности, отказавшись от своих корней. Вторая часть отдельно и сильно мной любима, как книга про художников и реставраторов и даже шпионов. Это много страниц хороших рассуждений про современное и классическое искусство (только здесь, впервые, я нашла четкие определения тому, почему я не могу понять современное искусство) и авантюризма. На сцену в главной роли выходит Фрэнсис Корниш и он совершенно удивителен от самого детства, проведенного в бальзамировочной, где зарисовывал покойников, до зрелого возраста, когда пережил две больших любви к женщине и мужчине. В третьей части Робертсон очень тонко и умело воплотил в современной жизни древний миф. И главный герой тут уже священник-профессор Симон Даркур, в которого я безоговорочно влюбилась, не потому что он священник или профессор, а потому что он редкий пример зрелого и правильного понимания веры и жизни (у Робертсона вообще очень правильное понимание этих вещей). И именно он показывает Марии и Артуру Корнишам, что миф это не просто сказка, а нечто большее, что мы тоже можем проживать его, хоть и по своему. И, конечно же, именно он открывает тайны жизни Фрэнсиса Корниша, своего близкого друга, и создает правильный финал его жизни уже в его посмертии.
Трудно пересказать и описать книги Робертсона. Потому что они - это безумно огромный мир, с очень цельными персонажами, с очень красивыми интереснейшими историями жизни, по краю которых ходят психологи, цыгане, маги, адвокаты, люди творчества и науки, люди простые и не очень, с очень важными размышлениями, архетипами и метафорами. И, к слову, оба перевода трилогий очень достойные, что тоже большой плюс. Поэтому, если кто не читал Робертсона - чрезвычайно рекомендую. А я же очень хочу, чтобы на русский уже наконец перевели его первую и последнюю трилогии, несмотря на то, что он не закончил третью книгу из последней и купить в бумажном варианте все, что переведено.

@темы: совершенствование ума чтением

10:00 

Эрик Аксл Сунд. Девочка-ворона

ретроградный оптимист
Моя коллекция фраз, идеально описывающих современную северную литературу, пополнилась сразу двумя экземплярами: "Глаза мальчика были частично съедены" и "Ему ничего не оставалось, как овладеть ею прямо возле мойки". (с) любимый бложег

Собственно, замечание любимого бложега про эту книгу описывает всю суть трилогии. *начал читать вторую часть* Не то чтобы я изначально ждала чего-то офигенного от этой истории. Но во-первых реклама, в которой трилогия постоянно сравнивалась с "Миллениумом" Ларссона, а во-вторых настойчивые замечания Ши, что я должна это прочитать, что это супер-супер, все-таки заставили меня скачать первые две части, читать и думать "ну а вдруг там окажется второй Ларссон". Хотя, с моим-то читательским опытом, стоило сразу же догадаться, что реклама редко говорит правду, особенно в наши трудные времена, а верить мнению Ши, которая до Сунда скандинавов вообще не читала, глупо и наивно.
Так что да, триллер оказался ни о чем, несмотря на попытки ввести провокационную тему. Кратко о сюжете: в Стокгольме совершается ряд жестоких беспощадных убийств мальчиков-нелегалов, которые расследует Жанетт (давайте без этих невыговариваемых шведских фамилий). Жанетт, помимо неженской работы, имеет багаж в виде мужа-неудачника и обиженного на родителей сына. Вторая главная героиня событий - психолог (психотерапевт?) София, у которой полно своих тараканов в личной жизни. Есть и третья героиня - Виктория Бергман, у которой, как заявляет нам название трилогии, есть какая-то слабость. Что еще из более или менее сюжетной основы? Ах да, конечно детство Виктории, которое прошло в насилии от собственного отца и равнодушной матери. И пожалуй все. Дальше происходит бесконечное нудное топтание тусклых, каких-то плоских героев по бумаге, в поисках убийцы, в лечении сумасшедших пациентов с, цитируя википедию, диссоциативным расстройством идентичности, в попытках разобраться с собственной съехавшей с катушек личностью. Между этим мелькают мужики, насилующие своих дочерей, и равнодушие общества к детям, не являющихся гражданами страны.
Самое большое разочарование для меня оказалось то, что я довольно быстро разгадала тайну Виктории Бергман. Я! Кто даже в самых простеньких детективах обычно не может догадаться кто убийца. Это было бы смешно, если бы не так печально. Ведь история заявлялась как триллер с лихо закрученным сюжетом, который до конца держит в напряжении. Второе разочарование было в несоответствии названия с содержанием. Местами была надежда, что вот сейчас появится символическая связь между названием и происходящим, но надежда быстро умерла. Третье разочарование - герои. Особенно София. С Софией мне вообще показалось, что авторы меня беспощадно накололи. спойлерно Помимо Софии я не прониклась личностью Жанетт. Ни ее силой, ни ее дотошностью, ни ее упорностью. Да, она вроде бы как неплоха, но все-таки... Меня недоумевали даже ее попытки как-то наладить жизнь с мужем, хотя ей самой было понятно, что они давно чужие люди. Но авторы зачем-то пишут этот вечер в ресторане, а потом ненужную галерейщицу. Как будто Жанетт до этого не могла с ним развестись. Впрочем и развелась она как-то равнодушно. Ощущение такое, что ничто и никто не может заставить эту героиню перестать наводить тоску на читателя. Еще одно разочарование - конец. Я понимаю, что это трилогия, что история еще продолжается, но мне как читателю хотелось бы, чтобы авторы не обрывали последние страницы так, будто резко захлопнули передо мной дверь. Наличие продолжения истории не мешало им закруглить первую часть более мягко и понятно. Ну и конечно тоже большое разочарование - мое равнодушие во время чтения к поднятой теме. Я отнюдь не черствый человек. Я умею ужасаться гнилости человечества, которую скандинавы так хорошо вытаскивают на свет Божий. Я и читаю такие книги ради этого. Чтобы не забывать, что человек умеет быть действительно страшным существом. Но все это должно быть подано, объясняясь языком кулинарии, под соусом интересного сюжета, ярких персонажей и хорошего изложения авторской истории. Описать мерзости, например запихивание отцом конца шланга в трехлетнюю дочь, не-до-ста-то-чно. Кроме "буэ" и пожимания плечами подобное ничего не даст. Но и на это авторам наплевать. Они подробно описали всякие гадости, но не позаботились о том, чтобы передать трагедию, которая за всем этим лежит. Они, конечно, пытались протолкнуть идею о том, как ломаются потом такие дети, но что-то очень уж неубедительно у них вышло. И почему-то авторы пытаются убедить читателя, что убийцы-маньяки-извращенцы вырастают только в неблагополучных семьях. Почему в этом авторы так уверены, мне не понятно. Но я так поняла, что в целом в книге все так, как захотели авторы, а не так как было бы логичней или интересней для читателя.
Можно ли сравнивать "Слабость Виктории Бергман" с "Миллениумом"? Нет. Первое до второго не дотягивает ни по каким критериям. Средненький детективчик с так себе детективной линией, невнятными персонажами, броской, но не развитой, темой не может тягаться с трилогией Ларссона, где одна Лисбет чего стоит. Читать ли "Слабость Виктории Бергман"? Нет. Лучше пойти и почитать "Миллениум", ну а если читали, то перечитать. Вот там действительно детективный сюжет держит в напряжении до конца, не влюбиться в Лисбет просто невозможно, а маска с государства всеобщего благоденствия срывается уверенно и убедительно.

@темы: цитаты, совершенствование ума чтением, любимый бложег

17:44 

Эдмунд де Вааль. Заяц с янтарными глазами: скрытое наследие

ретроградный оптимист
Мне все же непонятна причина, по которой у нас меняют названия книг. Зачем? Потому что здесь, например, "скрытое наследие" ни о чем не говорит вот так сразу. Только тогда, когда дочитаешь до конца. В то время как "семейный век искусства и потери" - очень точное, достаточно краткое, но в то же время очень объемное описание всей истории де Вааля. Точно так же, как я не понимаю зачем у нас меняют дизайны обложек. И если иногда, крайне редко, они удачны, то в большинстве случаев оригинальная обложки гораздо более искусно выполнены, наполнены смыслами и в целом очень хороши.
И кто бы знал, что совершенно случайно я наткнусь на книгу, которая отвечает всем моим порывам искусствоведческой души. А ведь вначале я не собиралась ее читать. Некоторые отзывы были не в восторге, любимый бложег написал, что книга оказалась "настолько не твоей", и я читать начала исключительно из-за слова "нэцке", поманившее меня, как любителя Японии. В общем-то это не роман в привычном для нас смысле этого слова. Автор - английский художник-керамист, не безызвестный, выставляющийся в музеях и имеющий множество заказчиков по всему миру, пишет семейную биографию коллекции японских миниатюрных фигурок, в количестве 249 штук, доставшихся ему от любимого двоюродного дедушки Игги, жившего в Токио с любимый человеком по имени Дзиро, который был "высоким, стройным и красивым".
Де Вааль достает семейные архивы, путешествует практически по всему миру и за историей существования нэцке выписывается история большой еврейской династии, а затем и целой истории Европы/мира и, конечно же, искусства. Книга по большей части не только про семью и одну японскую коллекцию, но про искусство. Искусство - как часть жизни, искусство - как выражение человеческих идей в масштабе одного человека или целой страны, искусство - как путь существования. Книга про искусство, написанная человеком искусства. Неудивительно, что многим книга не зашла. Тут нет могуче выписанных характеров, типажей кого-то конкретного или целого социального слоя. Книга, несмотря на старания автора показать членов семьи, получилась совсем не про людей. А больше про предметы их окружавшие, про любовь к этим предметам, про жизнь среди этих предметов, про судьбу этих предметов. Про желтое кресло, в окружении тяжелой парчи, множества картин импрессионистов, японских шкатулочек, итальянской скульптуры, витрины с 249 нэцке с зеркальной стенкой на зеленом бархате в большом французском особняке Шарля Эфрусси, человека модного, талантливого автора статей по искусству, автора книги про Дюрера, вхожего во все знаменитые парижские салоны XIX века, большого знатока изящных предметов и покровителя бедствующих художников. Про огромный особняк на Рингштрассе в Вене, наполненный позолотой, лестницами, липами под окнами, французским столиком с серебряными расческами и витриной с 249 нэцке в гардеробной баронессы Эмми фон Эфрусси, первыми изданиями по римской истории в кабинете барона-банкира-главы рода на начало XX века Виктора Эфрусси, росписями потолков, как в венской опере. Про отличный домик в Токио, построенный в начале XX века, с собственным садом, прудом, наполненный китайскими вещицами, купленными по всей Японии в поездках, и, конечно же про гостиную в этом домике барона Игнаца Лео фон Эфрусси, с тремя стеклянными полками, на которых стояли 249 нэцке.
Про людей, кстати, в книге все-таки есть. Это пожалуй первая книга в моем читательском опыте, где так открыто и обнаженно затрагивается антисемитский вопрос. На лайвлибе наткнулась на комментарий, в котором автор пишет отзыв, что ей с одной стороны жаль героев, а с другой "мне трудно сочувствовать в полной мере, когда люди теряют состояние, нажитое финансовыми спекуляциями. Да, этот вид деятельности не противоречит закону. И тем не менее…". Либо мы читали не одно и то же, либо человек читал невнимательно. Потому что история не про то, как богатая семья, да что там, одна из богатейших семей в мире, теряет состояние, а про то, что теряет она не только его, но и друзей, свою страну, свою жизнь, жизнь целого народа. История про то, как человеческая зависть к талантливым евреям, владеющим колонками цифр, строящих себе дворцы, наполненные вещами дорогими, но близкими семейному сердцу, привела к уничтожению тысяч и тысяч людей во Второй мировой войне. И антисемитское дело Дрейфуса конца XIX века, как снежный ком, привело к смерти в концлагере Гитлера милой девочки с портрета Ренуара. Этому невозможно сочувствовать. От этого можно лишь ужасаться и лить слезы.
Книга великолепна в своей биографичности, правдивости, тонкости переплетения людей и предметов искусства, космополитизме. Книгу можно недооценить. Но если вы умеете привязываться к предметам, ценить их, ценить память о них, то я настоятельно рекомендую к прочтению.

@темы: совершенствование ума чтением

главная